Диалектные слова для лингвиста, как ископаемые останки динозавров для палеонтолога. Исследователи уверены: наш язык хранит много тайн.

«Забанить — это затопить баню»

Фото: Вячеслав Балашев

Три года назад в Томске создали самый большой в России цифровой архив диалектной речи, его называют Томский диалектный корпус. «Корпус» – это поисковая система, созданная на основе архивных записей диалектной речи, которые были собраны в течение 70 лет в Томской и Кемеровской областях и переведены в текстовый формат.

«При работе с Томским диалектным корпусом обнаружилось, что некоторые областные слова, по разным причинам не попали в составленные словари. Полнота любого словаря относительна, а богатство народных говоров неисчерпаемо. Так, глагол скондаши’ть – «сделать быстро, наспех» – есть в цифровом архиве, но его не удалось обнаружить ни в одном из опубликованных словарей», – рассказывает старший научный сотрудник ТГУ, кандидат филологических наук Светлана Земичева, которая занимается диалектами уже десять лет.

В прошлом году филологи ТГУ добавили в Томский диалектный корпус материалы из экспедиций в деревни, села и небольшие города Томской области, записанные на протяжении 10 лет. Филологи, просматривая архивные записи, обнаружили слова, не зафиксированные ранее томскими словарями, например: трехстенник – дом на два хозяина, с общей стеной посередине, кри’кса – детская болезнь, сопровождающаяся раздражительностью и плаксивостью, горо’х – множество маленьких детей.

Дарья Попова, выпускница филологического факультета ТГУ, тоже побывала в экспедиции и участвует в пополнении электронного архива, а еще составляет научно-популярный словарь среднеобских диалектов.

«Осенью в прошлом году мы с нашей командой диалектологов под руководством Светланы Земичевой ездили в экспедицию в Колпашево, чтобы записать речь местных жителей. Жители Колпашева рассказывали о том, как они раньше жили. Людей, чья речь записывается, мы называем информантами. Их речь в виде текста потом мы вносим в цифровой архив, в диалектный корпус. В нашей команде, помимо диалектологов, два программиста – студент и доцент радиофизического факультета», – рассказывает Дарья.

«Забанить — это затопить баню»

Работа с информантом

Томский диалектный корпус – это не классический словарь, где вы найдете слово и несколько его определений. Здесь представлены дословные расшифровки диалектных записей, размеченные по темам и жанрам. Всего выделено 77 тем: семья и родственники, вера и суеверия, праздники, Великая Отечественная война, болезни и лечение, охота, ловля рыбы, заготовка кедрового ореха. Пользователь сможет найти фрагменты текста по интересующей его теме.

В основном диалектологи опрашивают бабушек и дедушек от 70 лет и старше. Особенно тех, кто долгие годы живет на одном месте и не имеет высшего образования. Диалектологи ищут самобытную речь, а с получением образования интересные диалектные черты речи обычно утрачиваются. За последнее десятилетие прошли экспедиции в Парабельский, Каргасокский, Колпашевский, Томский, Шегарский, Кривошеинский, Бакчарский, Асиновский, Зырянский районы.

Особенности речи могут быть разными: и фонетическими, и морфологическими, и лексическими. Например, кого-то «выдает» только произношение, он скажет: «лошадь в грязи тошшытся», что означает, лошадь тащится в грязи. Или есть выражение «сураза родила». Сураз – это внебрачный ребенок, в литературном языке такого слова вы не встретите, — рассказывает Дарья Попова.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Не только ковид. Итоги уходящего 2020 года

Еще диалектологи ТГУ под руководством Светланы Земичевой составляют электронный научно-популярный словарь среднеобских диалектов «Путеводитель по томским говорам». В словаре диалектные слова объединены в единый сюжет, можно послушать записи речи информантов, выполнить интерактивное задание. В следующем году планируется представить уже готовый, красиво оформленный словарь в электронном и в печатном виде.

«В «Путеводитель» вошли слова среднеобского говора Томской области и соседней Кемеровской. Слова выбирались по темам, например: «Вечерки», «Святочные гадания», «Еда», «Рыбная ловля», «Природа». Мы старались выбирать слова, которые могут показаться знакомыми людям, но значения будут иметь другие», – говорит Дарья.

«Забанить — это затопить баню»

Прочитав текст о быте крестьян Среднего Приобья, вы можете нажать на незнакомое слово и посмотреть его описание. Также можно посмотреть примеры употребления слова, которые филологи берут из томского диалектного корпуса или из «Словаря русских старожильческих говоров средней части бассейна реки Оби». Сейчас в словаре более 100 статей, всего их будет 200.

В прошлом году Дарья с командой решили проверить, насколько электронный научно-популярный словарь интересен молодежи. Диалектологи предложили посмотреть демоверсию словаря тридцати молодым людям, большинство захотели увидеть полную версию, 2/3 были готовы советовать словарь знакомым и даже купить.

Когда студенты делали научно-популярный словарь, они нашли слова «навидеть» и «льзя», от них потом произошли слова ненавидеть и нельзя. То есть навидеть – это любить, а льзя – можно. У нас есть локальная группа ВКонтакте «этимологические открытия», в которой мы коллекционируем свои «находки», когда мы понимаем, откуда произошло слово. Для меня это радость открытия, познавательное удовольствие. Кроме того, иногда нам все-таки удавалось находить слова, которые еще не были зафиксированы нашими словарями. В такие моменты я чувствую гордость первооткрывателя, – поделилась Светлана Земичева.

Также в Томске появился инстаграм-канал «Сибирская деревня», который ведут научный сотрудник Лаборатории общей и сибирской лексикографии Мария Толстова и доцент кафедры русского языка Светлана Волошина. В инстаграм-аккаунте филологи рассказывают о своих наблюдениях из экспедиций, об особенностях речи, об истории сел и их жителей, быте и укладе сибирской деревни. Однако они опрашивают не только старожилов – носителей диалекта, но и переселенцев, ссыльных, изучают особенности их речи и культуры.

«В Томской диалектологической школе, на филологическом факультете ТГУ, в основном записывали речь сибирских старожилов. Однако «чистых» носителей старожильческих говоров осталось не так много. В одной из наших экспедиций в село Мельниково мы познакомились с женщиной, приехавшей в Сибирь из Белоруссии в 1960-х годах. В ее речи сохраняются черты белорусского языка, но за это время она приобрела и черты сибирского старожильческого говора», – рассказывает Мария Толстова.

«Забанить — это затопить баню»

Кандидат филологических наук Светлана Земичева

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как должен выглядеть исторический центр Томска. Предложения архитекторов

По словам кандидата филологических наук Светланы Земичевой, в сибирских говорах есть большой пласт заимствований из тюркских и уральских языков, так как русские пришли сюда позже, то они приспосабливались к образу жизни коренных народов, перенимали традиции рыболовства и охоты, заимствовали элементы одежды и соответствующую лексику. И, конечно, русские привозили с собой свои слова. Сначала люди приезжали с севера, добровольно, ехали на освоение земель. Потом были ссыльные из самых разных мест, с Поволжья, Алтая, из Белоруссии, Казахстана, Польши. Языковой сплав, который получился – сибирская уникальность.

Обычно старожилов сел легко понять. У них даже есть крылатое выражение: «гора с горой не сходится, а человек с человеком всегда сойдется». В то же время иногда студенты испытывают трудности в расшифровке диалектной речи, например, когда в аудиозаписи звучит «на обласке возила». Что такое обласок, они не знают. У наших диалектов есть фонетические и морфологические особенности. Например, долгие шипящие: шшука, мушшына, женшшына. Когда я молодым людям об этом говорю, у них бывает шок.

— Было такое явление как мягкое цоканье, его привезли с севера, например, говорят «доцька, пецька» вместо «дочка, печка». Так говорила моя первая информантка, ее предки были из Пермской области. Я думала, что эта черта уже утрачена. И когда услышала это в ее речи – был настоящий восторг. Такое встречается очень редко. Часто можно встретить стяжения глаголов: бе’гат, ска’кат, знашь, понима’т. Или прилагательных: кака’ хоро’ша девчонка молода’. Это черты наших говоров, это то, что я слышу от старожилов, у молодых людей вы такое уже не встретите. Многие диалектные особенности исчезают. Поэтому их нужно успеть записать, пока живы носители, — рассказывает Светлана Земичева.

Также диалектологи обращают внимание на диалектные слова, которые еще встречаются сейчас. Например, кошевка – это сани с кабинкой. Обласок – это лодка, выдолбленная из цельного дерева. Такая лодка была у коренных народов, а русские ее адаптировали. Чирки – обувь из кожи. Чалдон – коренной сибиряк.

«Забанить — это затопить баню»

Лингвисты опрашивают информантов

«Лично мне очень интересно находить новое диалектное слово, или какое-нибудь забавное и при этом точное выражение, или слово, внешне совпадающее с литературным, например, «забанить», то есть затопить баню, — рассказывает Дарья Попова. — Кстати, некоторые жаргонные слова пришли из диалекта, а мы даже об этом не догадываемся. Интересно узнавать о традиционной культуре, о быте крестьян, об их переживаниях. Одна девушка из нашей команды в архивных материалах нашла записи речи своего прадедушки!».

Диалектной речью в наши дни пока еще пользуется от 1/4 до 1/3 населения России. Но поскольку многие деревни вымирают, ученым важно успеть зафиксировать речь их жителей.

Текст студентки школы межэтнической журналистики в Томске Анны Захаровой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь