Владимир Чолахян, самый молодой депутат Думы города Томска, стал гостем постоянной рубрики #тв2вопросыдепутатам в Инстаграм. С ним мы поговорили, почему он стал коммунистом, как относится к революциям, и обсудили зарплаты учителей и ученых. 

Владимир Чолахян: Учителя не должны молчать

Владимир Чолахян

Фото: ТВ2

— Владимир, давайте знакомиться, и в начале разговора я хочу попросить вас рассказать  немного о себе. На сайте Думы в графе опыт работы у вас стоит прочерк. Почему? Вы никогда и нигде не работали?

— Мне 25 лет, и, наверное, я самый молодой депутат Думы города Томска. Я закончил в прошлом году магистратуру на экономическом факультете Томского государственного университета по специальности «Государственное и муниципальное управление». Так сложилось, что мне предлагали в нескольких местах работу, но по политическим соображениям я не пошел работать в исполнительную власть. У меня очень много знакомых там работает, поэтому я хорошо знаю, как там все устроено. Еще предлагали пойти в аспирантуру, работать в вузе, но в связи с пандемией я решил взять паузу. А летом поступило предложение участвовать в избирательной кампании. После победы на выборах я полностью посвятил себя депутатской работе, и я благодарен своим родителям, родным и близким друзьям, которые меня поддерживают. Именно благодаря их помощи я пока могу себе позволить быть нигде официально не устроенным. Но это до поры до времени, и как только я устроюсь на работу, то все узнают об этом.

— А в месте рождения у вас указывается, что вы родились в деревне Подломск Томского района. На странице во ВКонтакте вы указываете Ахалкалаки как родной город. Где вы все-таки родились, и расскажите, как ваша семья оказалась в Сибири?

— Мой дед еще в 60-х годах начал приезжать в Томскую область в составе рабочих бригад. После того как мой отец закончил политехнический институт в Ленинакане (сейчас Гюмри), это было еще до Спитакского землетрясения, дед взял его с собой на летних каникулах на заработки. Ему понравилось, и после того как в 1987 году он закончил вуз, он приехал сюда. Мы родились уже все здесь – это я и мои брат с сестрой. В деревне Подломск мы жили недолго, я ее совсем не помню. Всю свою осознанную жизнь я прожил в Томске на Каштаке. А  во ВКонтакте я указал Ахалкалаки, чтобы мои соотечественники могли узнать, откуда мои предки родом. Ахалкалаки – это армянонаселенный район в Грузии, там находилась российская военная часть в свое время. После военного конфликта с Грузией Россия вывела эту часть в Армению. Для меня и Томск Родина, и Ахалкалаки я считаю Родиной. Я туда всегда ездил на каникулы к дедушке с бабушкой, когда они жили там.

Владимир Чолахян: Учителя не должны молчать

— И, конечно, очень интересно узнать, как вы стали коммунистом. Что побудило вас вступить в коммунистическую партию?

— В моей семье всегда с уважением относились к советской эпохе. Это касается и деда, и отца. Они постоянно рассказывали нам, как тогда было все порядочно и честно. Мой дед, несмотря на то что был тогда обычным работягой, мог себе позволить то, чего мы сейчас не можем себе позволить. Например, каждый год ездить в санаторий отдыхать, лечиться бесплатно. Его сын мог поступить учиться в вуз бесплатно.

— Вы хотите сказать, что мы сейчас хуже живем, чем при советской власти?

— В социальном плане сто процентов.

— А как же то несметное количество машин, которые сейчас некуда уже ставить?

— Машины, квартиры люди взяли в кредиты, ипотеки.

— А изобилие продуктов и товаров в магазинах? Разве можно сравнить это с тотальным дефицитом в Советском Союзе?

— Да, сейчас изобилие продуктов в магазинах. Машины иностранного производства. А вы посмотрите, что нашего, не импортного появилось? Наше – это то немногое, что сохранилось с эпохи социализма. То новое, что появляется, не способно конкурировать с зарубежными аналогами. У нас нет таких гаджетов, как в Корее, мы не производим таких автомобилей, как в Германии.

— Но тогда вы должны быть не за коммунизм, а за капитализм. Южная Корея и Германия, где производятся такие хорошие товары – это капиталистические страны.

— Нет. Давайте я приведу другой пример. На моем округе на Каштаке 80% домов – это дома, построенные в советское время. Большинство людей получили эти квартиры бесплатно — кто-то работая в университете, кто-то на заводе и т.д. И они не задумывались о завтрашнем дне, потому что была стабильность. Самое главное, что мы потеряли – это стабильность, уверенность в завтрашнем дне. Я общаюсь и со своими школьными учителями, и с преподавателями вузов, и самое главное, на что они жалуются – это на отсутствие стабильности. Люди не знают, что будет завтра. Люди не могут накопить денег. Вот в чем главная разница. В советское время у вас, наверное, были накопленные сбережения, которые вы, к сожалению, потом потеряли.

— Нет, я не такая старая. В то время я только закончила университет и никаких сбережений у меня не было.

— Хорошо, я закончу свою мысль про жилой фонд. Так вот, 80% домов было построено в советское время, а в тех 20%, которые были построены после развала СССР, люди купили квартиры в долг, в ипотеку. И сейчас дома, построенные в советскую эпоху, уже ветшают, и я даже боюсь думать, что с ними будет через 15-20 лет и где будут жить все эти люди. 

Владимир Чолахян: Учителя не должны молчать

Владимир Чолахян на заседании Думы города Томска

Фото: Дума города Томска

— Интересно узнать вашу оценку исторических событий. Как оцениваете Октябрьскую революцию 1917 года и красный террор?

— Ни одна революция не может пройти без кровопролития. Даже когда говорят о бархатных революциях, то надо понимать, что и там без какого-то кровопролития не обходится. Конечно, кровопролитие не может кого-то радовать. Это всегда плохо. Страдают невинные люди. Но надо смотреть на дальнейшие результаты.

— Т.е. вы считаете, что цель оправдывает средства?

— Это доказывают события Великой Отечественной войны. Не каждое государство смогло бы преодолеть такое испытание. Наша страна из отсталой аграрной превратилась в индустриальную и благодаря этому смогла победить в войне.

— Во время обсуждения поправок к Конституции в Госдуме Владимир Путин заявил, что в России было уже достаточно революций, поэтому стране нужно эволюционное развитие. Вы с ним не согласны?

— Конечно, не хотелось бы новых революций с кровопролитиями. Если Владимир Путин так считает, то он должен спокойно передать власть новой политической силе, которой доверяет народ. И все.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Администрация в шоколаде, а персонал пашет за копейки»: на что жалуются медики больницы им. Сибирцева

— Вы считаете, что такое возможно, что Владимир Путин возьмет и спокойно кому-то отдаст власть?

— Не могу сказать, возможно это или нет, но любой грамотный политик должен поступить именно так.

— А что делать, если он не собирается так поступить? Вот он десятилетиями не отдает власть и не отдает, что делать?

— Этот вопрос каждый человек должен задать себе. У нас, к сожалению, люди сегодня разобщены.

— А в принципе, как вы считаете, возможна революция в России сейчас?

— Да, конечно, возможна. Посмотрите, что творится во всем мире. Я не очень силен в геополитике, но думаю, что революция может зависеть не только от власти и народа отдельной страны. Здесь могут вмешаться и третьи, и четвертые силы, которые захотят откусить кусок от пирога.

— Тут вас еще спрашивают, как вы относитесь к Сталину?

— К Сталину я отношусь больше положительно, чем отрицательно, врать не буду. Мне еще мой дед рассказывал, что когда он ехал куда-то на заработки в поезде, он тогда был совсем молодым парнишкой, и в поезде узнали, что умер Сталин. Весь поезд ревел. Это что-то говорит о человеке! Они ревели не потому, что как, например, в Северной Корее следят за всеми, и если ты не плачешь, то тебя потом накажут, а потому что это были искренние чувства.

— Люди недоумевают, а как же сталинские репрессии, как же ГУЛАГ?

— На Алтае у нас живут родственники, которые были репрессированы во времена Сталина. И даже они его благодарят.

— За что благодарят?

— Конечно, им пришлось преодолевать трудности, но они трезво оценивают ситуацию и понимают, что эти репрессии помогли сохранить стабильность в стране.

— Люди пишут вам большими буквами – СТАЛИН УБИЙЦА! Фактически вы оправдываете убийцу сейчас.

— А про какого правителя можно сказать, что он не убийца? Мой дедушка погиб в начале Великой Отечественной войны, и я считаю, что если бы не Сталин и не его команда, то мы бы не победили в этой войне.

— Еще вам пишут. Недавно ученая из Новосибирска рассказала Путину о нищенской зарплате. В Томске ситуация еще хуже. Вы можете заступиться за ученых и как-то помочь им?

— Буквально неделю назад ко мне обратилась женщина, доцент, которой 65 лет и которую сократили в ТГУ. У нее супруг профессор. Она сейчас работает на 0,2 ставки и получает копейки. Среди моих бывших преподавателей есть такие, которые тоже получают нищенские зарплаты.

— Вы им чем-то можете помочь?

— Пусть приходят ко мне на прием, и мы в каждом конкретном случае будем разбираться. Где-то будем помогать найти дополнительную работу, где-то писать письма в прокуратуру, если незаконно сократили. Я согласен с утверждением, что если мы хотим сильную державу, то у нас должны получать достойную зарплату преподаватели всех уровней, врачи и военные.

— Возвращаясь к Сталину, вам пишет наш постоянный зритель Абдуллаев: в Великой Отечественной войне победил не Сталин, а народ. И он же вас спрашивает, что вам мешает стать томским Бондаренко? Поясните, кто такой Бондаренко и почему вы им должны стать?

— Николай Бондаренко – коммунист, депутат саратовской областной Думы. Сейчас входит в тройку самых популярных политиков России. Он собирается баллотироваться в Госдуму и, скорее всего, будет идти против нынешнего спикера Вячеслава Володина. И многие аналитики прогнозируют его победу. Я отвечу господину Абдуллаеву, это мой хороший приятель, правда, он либерал, а я коммунист. Чтобы стать Бондаренко в Томске, мне пока не хватает опыта. 

Владимир Чолахян: Учителя не должны молчать

Владимир Чолахян

Фото: с личной страницы во ВКонтакте

— Перейдем к томским делам. Юрий Ворошилин, депутат Думы Томска от ЛДПР, предложил написать губернатору обращение от всей Думы с просьбой перенести гайд-парки (места для проведения акций, где можно проводить их без согласования) в центральные места с Авангарда и разворотного кольца троллейбусов на Высоцкого. Мне интересна ваша позиция по этому вопросу.

— С Юрием мы сидим в одном кабинете в городской Думе, поэтому, конечно, мы обсуждали этот вопрос. Я его поддерживаю, но тут надо выбрать правильное место, чтобы жители Томска не возмущались, что им мешают гулять с детьми.

— Я помню, что первоначально такой гайд-парк был перед «Томскими товарами» и никому это не мешало.

— Ох, ну после этого много что поменялось. И пенсионная реформа, и обнуление, так что поводов для протестов стало значительно больше. Сейчас настроение людей меняется.

— Как у вас обстоят дела с согласованием митингов? Последнее, что я помню, это то, что вам запретили проводить акцию 23 февраля. Первый секретарь КПРФ в Томской области Наталья Барышникова тогда сетовала, что «у чиновников двойные стандарты: собираться и сидеть на сессии по пять часов депутатам можно в душном помещении, а выйти на улицу людям нельзя». Были ли еще акции, которые вам запретили проводить?

— Да, 23 февраля нам запретили проводить акцию. Я с Натальей Геннадьевной полностью согласен. До этого разрешили работать ночным клубам, а на улице проводить митинги запретили.

— Денис спрашивает, сколько получают нынче у нас депутаты?

– Денис, из 37 депутатов зарплату получает только спикер. Все остальные работают на общественных началах. Сколько составляет зарплата спикера, я не знаю, не интересовался.

— А несанкционированные акции вы в принципе рассматриваете? Как вы относитесь к акциям, которые проходили в поддержку Алексея Навального?

— Акции в поддержку Навального проводили члены его команды. Его посадили, и им что-то надо было делать. Каждая политическая сила сама должна решить, где у нее есть предел.

— А где у коммунистов предел? Коммунисты могут выйти на несанкционированную акцию?

— Сейчас много грязи льется на коммунистов, но все понимают, что коммунистическая партия – это сейчас единственная сила, которая может хоть как-то противостоять партии власти. Это видно и на примере Томской области. Вы на сайте ТВ2 разместили хорошую инфографику, на которой видно, кто и как голосовал за самые одиозные законы. Член партии КПРФ Вера Анатольевна Ганзя единственная голосовала против всех этих законов. Алексей Диденко тоже несколько раз голосовал против, но до Ганзи ему далеко.

— Ваш коллега по партии Валерий Рашкин, выступая недавно на заседании Госдумы, сравнил политическую ситуацию с террором 37-го года.  Привел факты не просто давления на коммунистов, но зверских избиений, убийств. Есть ли какое-то давление на коммунистов в Томске?

— В Томске до выборов последних давление было. Сейчас, наверное, остерегаются. Все-таки 8 депутатов в гордуме есть и впереди еще выборы. Томск все-таки культурная столица Сибири. Здесь методы, которые применяются в западной части нашей страны, точно не пройдут. Здесь все друг друга знают. Лично на меня никакого давления не было. Хотя я шел против Кирилла Новожилова. Но никак давления не почувствовал. Но вот в Иркутске сын губернатора Левченко, тоже коммунист, в заключении. И ему никак не дают готовиться к процессу. Это давление. Чтобы человек сломался.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Коронапсихоз и апатия: опыт переживших постковид

— На одном из заседаний Гордумы вы поднимали вопрос о зарплате учителей. К каким выводам вы пришли? Сколько  у нас учителя получают?

— Учителя получают мало на самом деле. Одна ставка с премиями в районе 18 тысяч. Одна из моих собеседниц по этой теме. 2 с половиной ставки, плюс президентские 5 тысяч. Работает допоздна. Дома еще проверяет тетради и готовится к занятиям. Ложится не раньше 11-12. С утра на работу. Так каждый день. За все это получает не больше 50 тысяч рублей. Я считаю, что это каторга. Так дешево учитель свое здоровье продавать не должен. У нас мало в школах молодых специалистов. Почему после вузов выпускники в школы не идут? Потому что понимают, какая там зарплата. В ближайшем будущем, когда нынешнее поколение учителей из школ уйдет, учить детей будет некому.

— Видите, как решить проблему?

— Повысить зарплату. Сделать ее достойной.

— А как это сделать?

— Указ президента 2012 года. Сравнять зарплату со средней по региону. У меня есть ответ заммэра по социальной политике. Согласно этому ответу указ у нас почти выполняется. У нас по региону зарплата средняя 40-46 тысяч. А средняя зарплата учителя около 36 тысяч. Я буду дальше этот вопрос поднимать.

— Вы считаете, это местные власти виноваты? Ведь указ президента есть. Кто виноват, что он не выполняется?

— В первую очередь виноваты учителя. Потому что они молчат. Мне лично они присылали свои зарплаты, стирая свои фамилии. О чем говорить дальше? Как я могу отстаивать права этих людей, если они сами боятся признаться в том, что им платят маленькую зарплату?

— Вы же понимаете, почему это происходит. Учителя – люди подневольные. Боятся потерять и то, что имеют.

— Да. Они боятся, что к концу месяца премию не получат. Или будут уволены. Но тут надо решать. Или жить так дальше, или бороться.

— С какими вопросами к вам чаще всего обращаются горожане? Что-то удалось решить?

— Самые частые вопросы из сферы ЖКХ. Их очень много. Очень большая беда у нас с управляющими компаниями. Дом, который обслуживает УК, и дом, который обслуживает ТСЖ, обычно отличаются сильно.  Второй чаще всего опрятен, аккуратен, люди хорошо распределяют собственные средства.  В домах с УК чаще всего не так. Разбираюсь сейчас, почему. Вроде бы деньги собирают. Иногда больше, чем ТСЖ. А результат другой. Либо не могут грамотно организовать работу либо людей обворовывают.

— В начале марта у вас была встреча на округе. Участвовали Наталья Барышникова и Вера Ганзя. Там только бытовые проблемы поднимались? Или политические темы тоже затрагивали?

— Было и то, и другое. Кроме бытовых, не столько политические, сколько социальные вопросы поднимались. Для моего микрорайона такое в новинку – чтобы вся депутатская вертикаль была представлена. Жаль, что пришлось, подстраиваясь под Веру Анатольевну (Ганзю – прим. ред.) проводить встречу в рабочий день, во вторник в 6 вечера. Тем не менее пришло около 100 человек. Около часа на морозе общались с депутатами. Вера Анатольевна – грамотный политик, хороший оратор. Она внушает доверие. Всю жизнь в школе учителем проработала.

— На сайте Думы увидела, что вы активно занимаетесь общественной деятельностью. В частности, в Союзе армян Томской области. Что там делаете?

— Армянская диаспора – это около 5 тысяч человек. Она очень активная. Участвует во многих общественных проектах. Мероприятия проводим, в которых по 600-800 человек участвует. Это много для нашего региона. Нас знают.  Своей волонтерской деятельностью я занимался долгое время в рамках диаспоры. К нам, кстати, не только армяне обращаются.

— Вас тут спрашивают, согласны ли вы с мнением Зюганова про Навального?

— Что я могу сказать про Навального?  То, что он делает, показывая коррупцию, привлекает любого человека. Независимо от того, насколько люди интересуются политикой. Другое дело, что люди социально активные это все представляют безотносительно к расследованиям Навального. Я про дачу Путина в Геленджике слышал, когда учился еще на первом курсе. Конечно, я не мог себе представить, что она будет настолько шикарной.  Я простой человек и такое все себе с трудом представляю. В голове просто не укладывается – зачем все это. На тот свет с собой ничего не унесешь. Так что, разоблачая коррупцию, Алексей Навальный действует правильно. В то же время в Навальном я не вижу того человека, который поднимет Россию с колен. Не думаю, что он сумеет объединить людей и привести к такому развитию, как в Сингапуре,  к примеру. Но, может быть, я и ошибаюсь. Но пока мне не очень понятна разница между сегодняшним и тем, что предлагает Навальный.

— Следите ли вы за ситуацией в Армении? Я помню, был энтузиазм после бархатной революции и прихода к власти Николы Пашиняна. Сейчас, похоже, люди разочарованы. И поражением в войне, и ходом реформ. Как думаете, почему так случилось?

— Российские СМИ искажают то, что в Армении происходит. На самом деле очень многие продолжают поддерживать Пашиняна. Потому что в любом случае не хотят возвращения к власти тех, кто был до него. Тех, кто управлял Арменией десятки лет. Это были реально воры и убийцы, казнокрады. Они привели к нынешнему состоянию армию армянскую. Это была сплошная коррупция. В вуз без взятки было невозможно попасть. Один пример. Моя сестра в прошлом году поступила на бюджет в Ереванскую консерваторию. При прошлой власти это было для таких людей, как мы, невозможно.

— Осенью у нас грядут выборы. В Госдуму и в областную. Останетесь городским депутатом или есть искушение попробовать свои силы на другом уровне?

— Я дал обещания своему округу. Хочу их выполнить. Шел на выборы с программой, которую раздавал,  стучась в двери квартир. Хочу в конце срока показать людям, что у меня получилось, что нет. Чтобы люди увидели, какой был результат от того, что они меня выбрали. Искушения нет. Я молод. И не тороплюсь.

Если вам интересны проекты ТВ2, то будем рады, если вы сможете нас ПОДДЕРЖАТЬ)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь