Выборы депутатов Госдумы пройдут в сентябре 2021 года. Политологи прогнозируют, что предвыборная кампания будет сложной. Сейчас же в Госдуме обсуждается инициатива о юридической ответственности депутатов за свои обещания. 

Почему эта инициатива не выгодна оппозиции? Что ждёт на предстоящих выборах Кремль и что может стоять за арестом Ивана Кляйна? Об этом мы поговорили с депутатом Госдумы Верой Ганзей.

Вера Ганзя: Терпение народа не безгранично, Кремль наглым образом испытывает его

— Сейчас на рассмотрении законодательная инициатива о том, что родственников иноагентов не буду допускаться к выборам. Как вы относитесь к этой идее? Как планируете голосовать?

— Эту инициативу пытаются протащить ради двух-трех человек. Всех мы их знаем пофамильно. Первая, ради кого затевается этот закон, это супруга Навального. У нас сегодня законы принимаются исключительно точечной направленности. Сегодня иностранным агентом могут признать любого человека, даже жертву провокации. Пришлет кто-нибудь деньги из Казахстана и, пожалуйста — тебя финансирует иностранное государство со всеми последствиями.

Мы были категорически против санкции за ответственность по иноагентам. Она совершенно неадекватна. Когда мы голосовали «за», то там шла речь только о тех лицах, которые собирают информацию о военных, научных разработках для иностранных публичных и непубличных изданий и организаций. Это нормальная часть закона, которая защищает интересы государства и нашей страны. Но потом этот закон развернули в обратную сторону. Когда мы увидели, что иностранные агенты должны будут обязательно заявляться, когда увидели какое наказание предполагается, то поняли, куда клонили этот закон.

— Кого признают иноагентом? Центр Анны Ривиной. Почему государство борется именно с такими фондами?

— Единственное, что сегодня напрягает государство — это финансирование этих некоммерческих организаций, даже если они правозащитные. Если получают деньги из-за рубежа, то сразу возникают подозрения. Мы, конечно, хлебнули с Соросом, они и сейчас продолжают влиять на социальную и политическую жизнь многих стран. Мне бы не хотелось, чтобы это влияние усиливалось через некоммерческие организации, которые сами не ведая, могут способствовать усилению влияния. Но опять же, если эти НКО заявят себя как иноагенты, что они теряют? Только имидж — ведь иноагентов у многих ассоциируется как шпион. Может, рассчитано и на это.

Однако я считаю, что правозащитные организации не должны страдать. Нельзя в нашем случае дуть на воду, однажды обжегшись на молоке. В этом случае наше государство перебдело, и закручивать здесь гайки не только бессмысленно, но и в некотором случае вредно. Ведь сегодня в России права человека защищать практически некому. Кто их защищает? Тот, кто призван защищать? Прокуратура? Суды? Конечно, нет. Они сегодня защищают узкую группу лиц, но никак не простого человека, который попал в беду. Поэтому сегодня терять правозащитные организации бессмысленно. Да и нельзя.  

— Вы говорили, что сейчас происходит тотальное запугивание населения. Как можно бороться с этим?

— Вы прекрасно знаете: страшен русский бунт. Наш народ долго запрягает, да быстро едет. Терпение у народа не безгранично, и на сегодняшний день кремлевская власть самым наглым образом испытывает его. Пенсионная реформа, повышение налогов, тотальное вранье… Люди видят, что происходит на самом деле, имеют возможность сравнить…. Ситуация однажды может рвануть, как паровой котел.

Чтобы взрыва не было, протестному настроению народа был нанесен превентивный удар. В чем он заключался? Ужесточение разного рода законов за пикетирование, несогласованные митинги. А я считаю, что каждый человек имеет право в свободным государстве, коль мы уж так называемся, на выражение собственного мнения. Какую угрозу государству несет человек с плакатом, где написано: «Губернатор ты плохой, так как не выполнил свои обещания»? Просто власти не хотят, чтобы губернатор выглядел плохо. И вот по таким неформальным основаниям всем закрывают рот.

Согласовывать никакие протестные мероприятия они не хотят. Нашу протестную акцию, запланированную на 23 февраля, провалили. У нас был выбор: что делать. Либо выводить на людей на улицы без согласования, но мы уже столкнулись с последствиями этого решения. Участников январских митингов внесистемной оппозиции до сих пор отлавливают, штрафуют, а у нас нет столько денег, чтобы мы могли выплатить эти чудовищные суммы. Поэтому, естественно, наш протест слился. Я считаю, что это неправильно. Согласования от нынешней власти ждать бессмысленно.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Томск остался без воды. Ответы на частые вопросы

Вера Ганзя: Терпение народа не безгранично, Кремль наглым образом испытывает его

На 17 марта запланирована очередная акция и нам нужно быть настойчивее в решении этих проблем. Сейчас есть такая форма, как встреча с депутатами. Ею и надо пользоваться. Раз вы не хотите согласовывать митинг, то придут депутаты, встанут стеной и попробуйте нас тронуть. Дубинами бить они нас не посмеют.

Наша власть смертельно боится любых выступлений народа, она напугана Белоруссией, другими странами, поэтому они будут делать все возможное, чтобы этого не допустить. Власть надеется на то, что люди испугаются штрафов и отсидок и перестанут протестовать. Но они заблуждаются, люди протестовать не перестанут. Жизнь лучше не становится, протест копится, он зажат, как пружина, и в определенный момент рванет. И тогда мало не покажется ни региональной, ни кремлевской власти.

— К слову о заблуждениях. Как думаете, Путин верит, что ему говорят? В официальные зарплаты у населения, в низкий уровень инфляции?

— Я не могу залезть в голову Владимира Путина, но президент обязан знать, что происходит в его стране. Это аксиома. Если ему доносят информацию не ту, которая есть в объективной реальности, то какой он президент, какая у него команда и кого они обманывают. Президента или собственный народ? У меня складывается ощущение, что собственный народ.

Взять, к примеру сообщения об инфляции и экономике. Сегодня нужно поддерживать производителя, а у нас подход к экономике бухгалтерский. Собрать как можно больше налогов с обескровленного населения, сложить деньги в кубышку и спрятать ее. Знаете, мне присылают ролики про лису Алису. Ей хозяин дает еду, а она бежит и прячет ее — делает «нычки». То есть, по сути ей есть нечего, но везде лежат запрятанные куски мяса.

Мне наше Правительство напоминает эту лисичку, которое ведет себя также в силу своего звериного инстинкта. Поэтому эта ложь о должна быть пресечена, прежде всего президентом. Если он этого не делает, то без разницы — знает он или не знает — чести ему это не делает.

— Началась ли подготовка к предвыборной кампании? Какие у вас планы: будете вновь баллотироваться?

— Подготовка вовсю идет. Проходят отчетные конференции, определились кандидаты по одномандатным округам. Что касается меня, то решает партия. В июне будут расписаны конкретные кандидатуры, станет понятно, кто пойдет в федеральном, а кто в региональном списке.

Другой вопрос по правящей партии. Сегодня они сортируют своих представителей. Те, кто имеют достаточно серьезные финансовые возможности, в одном списке. Те, кто засветился в каких-то скандалах или никак не проявил себя, в другом. Чего они сегодня хотят? Они предлагают не маскировать принадлежность к партии «Единая Россия», а напротив выпячивать ее и так проходить. Но я не знаю, найдется ли в нашей стране кто-нибудь в трезвом уме и доброй памяти, который бы просто пришел на участке и проголосовал бы за ЕР в силу своих внутренних убеждений. Я считаю, что таких людей раз-два и все. Исключительно, бюджетники и сотрудники администраций, которые находятся под контролем и должны будут показать сфотографированный бюллетень. А президент уже поставил задачу, что на выборах ЕР должна набрать 70%. Как они будут выжимать эти проценты у народа? Покупать? Вообще, уже промелькнула информация, что к выборам раздадут 500 млрд рублей. Но сложно сказать, насколько эта информация достоверна.

Сейчас заговорили о юридической ответственности депутатов за свои обещания, и понятно, что это тоже будет использоваться на предстоящих выборах. И использоваться не в пользу оппозиции. Потому что их программы априори будут признаны популистскими, хотя если бы они набрали на выборах большинство, то все их предложения могли бы быть реализованы. Но правящая партия на это никогда не пойдет.

Другой момент. Сегодня есть масса программ, по котором заложено финансирование. Например, по нацпроекту «Безопасные и качественные дороги» Томская область получит больше 600 млн в 2021 году. То есть, кандидат от правящей партии может примазаться к этим средствам и сказать: «Вы мне дайте наказ, я сделаю вам дорогу». А люди не знают, что их дорога уже была в плане на ремонт, они не знают, как формируются эти программы. Поэтому предложение Володина никакого отношения к порядочности кандидатов не имеет.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Всегда приходится сталкиваться с огромной болью»

С другой стороны. Что должен делать депутат? Депутат должен заниматься нормотворчеством. Почему его должен заботить ремонт дороги? Может быть, ему еще подъезд помыть или крышу починить? Это должны делать исполнительные органы власти, зачем депутату их подменять. Но сегодня происходит подмена полномочий, а это неправильно.

Депутаты должны заниматься исключительно законами, нужно добиться, чтобы люди это понимали. Все остальное должна делать исполнительная власть. И задача депутата принять такие законы, чтобы власть могла выполнить все, что требуют от нее люди. Но у нас все перемешалось, никакого разделения властей у нас нет. Судебная власть зависит от телефонного звонка представителей исполнительной власти, почему-то наверху всей законодательной власти находится власть исполнительная, так как ни один закон не может быть принят без одобрения администрации президента. Что это такое? У нас уже давно никакое не федеративное, а жесткое тоталитарное государство. И отсутствие разделения властей свидетельствует об этом.

— А у оппозиции, в целом, получится победить? Можете оценить, какой будет предвыборная кампания?

— Эта избирательная кампания будет тяжелой и, наверное, самой грязной из всех в истории. Как добыть 70% за ЕР, ведь если не будет обмана, махинаций, подтасовок, подкупа избирателей, то этих процентов не будет. А если это все будет в совокупности, плюс трехдневное голосование, плюс КОИБы… Может получиться.

И здесь мне хочется обратиться к населению нашей страны. Уже больше 20 лет правящая партия, приходя к власти, использует одни и те же методы. Так неужели наше население не может научиться горьким опытом. Неужели вы снова наступите на эти грабли? Неужели поставленная у подъезда скамейка окажется дороже, чем будущее ваших детей и внуков, которые не получат пенсию в то время, как получили бы пенсию вы? Я надеюсь, что гражданская осознанность у людей проснется.

— Вы известны довольно жесткой критикой правительства. Поступали ли вам угрозы?

— Угроз не было. Но мне и угрожать нечем. Я с чем в Госдуму пришла, с тем и ухожу. Я ничего не накопила, никакого бизнеса не приобрела. Я абсолютна чиста. Чем меня можно зацепить? Из-за угла кирпичом по голове ударить? Это уже совсем. Поэтому угроз не было, но я знаю, что вызываю недовольство правящей элиты потому, что бываю резка в высказываниях. Но я ничего не боюсь. Если нужно сказать в глаза министру, что он плохо поступает, я сделаю это.

Вера Ганзя: Терпение народа не безгранично, Кремль наглым образом испытывает его

— Когда задержали мэра Томска Ивана Кляйна, то вы говорили про политический заказ. Есть ли у вас какое-то понимание, кому был выгоден арест?

— Кто мог заказать я не знаю. Но своего мнения я не изменила. Слишком неудобен оказался этот мэр. Сейчас же идет передел собственности. Посмотрите, что происходит с Крымом, что там творят. А чем Томск хуже? Здесь есть поживиться. Например, заводом, которым владеет семья Кляйна. Я считаю, что в этом вопросе есть еще и рейдерские замашки. Устроили судилище… Впрочем, будем надеяться, что суд разберется.

— Выборы будут в сентябре. Но если вдруг случится так, что не получиться пройти в Госдуму, то чем будете заниматься?

— Отдыхать буду. Я смертельно устала. У меня очень жесткий ритм. Один перелет, другой, поездки. Этот ритм, когда уже, что греха таить, чуть-чуть за 60, сказывается. Сил начинает не хватать. Поэтому я просто немножко отдохну, а потом уже с новыми силами пойду в бой. Думаю, что занятие себе всегда найду. Тем более, что существует огромный пласт проблем, который нужно решать.

Пишем о том, что важно. ПОДДЕРЖИ ТВ2!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь