Никогда такого не было, и вот опять. Скоро Томск отметит пять лет с начала разработки проекта границ исторического поселения. И ситуация складывается так, что, скорее всего, и десять лет отмечать будем с незавершенным проектом. Даже прямые распоряжения из Кремля строительному лобби в Томске не указ. Деньги и многоэтажки в центре города важнее исторического наследия, сохранить которое Путин лично просил губернатора Сергея Жвачкина. Но обо всем по порядку.

7 мая 2019 года Градостроительный совет при губернаторе (правда, как повелось, без личного его участия) принял проект границ территории и предмета охраны исторического поселения Томска. Казалось бы, три года разбирательств, судебных тяжб, вовлечения в них главы государства позади и наконец-то в историческом центре Томске перестанут, как грибы, расти уродливые здания  несообразных форм и размеров.

Увы, воз и ныне там. Лебедь, рак и щука вновь вернулись на исходные позиции, и все, о чем вроде бы договаривались раньше, практически решили отменить. Исполнение поручения Путина губернатору Жвачкину «в срок до 31 мая 2019 года обеспечить государственную охрану объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации города Томска как исторического поселения федерального значения» вновь откладывается на неопределенный срок. В самый последний момент на итоговом заседании рабочей группы мэрии архитекторы Владимир Коренев и Олег Лещинер внесли поправки, которые в корне не устраивают Томское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). О чем речь?

Владимир Коренев – автор схемы планировки и межевания территории  «надчеловеческого проекта» Томских набережных, для реализации которого питерская компания «Ленгипрогор» изначально рекомендовала Томску отказаться от статуса исторического поселения федерального значения ради мифического проекта стоимостью 30 млрд рублей и сроком исполнения в 30 лет.

А Олег Лещинер – тот самый архитектор, чьи здания в стиле капиталистического романтизма появляются на месте памятников архитектуры и нарушают регламент зон охраны. Яркий пример тому – мрачное здание  «Кванториума». До того, как его облепили яркими вывесками, иные думали, что это будет похоронное бюро, и прозвали его «Черным ангелом» в рифму к соседнему «Белому ангелу».

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Здание на проспекте Ленина по проекту архитектора Олега Лещинера

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Томск деревянный и Томск сайдинговый

В.И. Коренев предлагает сократить границы исторического поселения

Декан архитектурного факультета ТГАСУ Владимир Коренев вновь предложил сократить границы исторического поселения. Вновь, потому что руководитель коллектива ТГАСУ, который за 5 млн рублей разработал схему планировки Томских набережных,  Владимир Коренев вместе с гендиректором «Сибспецпроектреставрации» Олегом Лещинером в 2018 году уже выступали на Академическом совете РАСН в Москве по поручению мэрии с предложением сократить границы исторического Томска. Академики тогда эту идею не поддержали.

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Декан архитектурного факультета ТГАСУ Владимир Коренев

Фото: ТГАСУ

Дело не в границах, а в том, что в них делается, — сказала тогда историк архитектуры, член-корреспондент РААСН Мария Нащокина. — Есть опасения, что та граница, небольшая, уменьшенная, которую представляет мэрия Томска, станет той самой границей, за которой все следы исторического города будут уничтожены. Это самое опасное. И еще застройка пойменной части (проект Томские набережные — прим. ред.), то есть создание нового силуэта города, накладывающегося на исторический центр, — это нежелательная ситуация для исторического города. Тем более что Томск собирается претендовать на статус ЮНЕСКО. Этот фактор будет мешать получить всемирный статус и перечеркнет всю проделанную работу. Исторический центр занимает всего 3-4 процента от площади современного Томска, неужели нельзя бережно отнестись к нему? Ведь он представляет ценность для всего человечества, а не только для горожан и жителей нашей страны.

В 2019 году и Седьмой арбитражный апелляционный суд встал на сторону разработчиков границ исторического поселения, признав, что территория, на которой должны сохраняться объекты культурного наследия, определена правильно. В конечном счете с границами ИП смирился даже заместитель губернатора Евгений Паршуто, который на встрече с горожанами зимой 2020 года отметил, что территория исторического центра составляет всего лишь 2,46 % от всего Томска и это очень небольшой кусочек.

«Мы еще не утвердили документ о границах исторического поселения, но уже отдаем себе отчет в том, что лет на 10 эту территорию мы выключим из оборота. Отчасти и решение пойти на левый берег принято из-за этого. Помните 2003, 2004, 2005 годы, когда на территории Томска вдруг очень быстро появилось 200 краснокирпичных чемоданов? Лариса Романова (завкафедрой реставрации ТГАСУ) делала панораму без этих чемоданов и с ними. Чудовищная разница… Это один раз произошло, и нужно, чтобы больше такое никогда не повторилось», — заявил тогда Паршуто. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Я очень боялась маму в детстве»

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Вроде все согласились уже не возвращаться к вопросу о границах, но в ноябре 2020 года, через две недели после того, как томское отделение ВООПИиК и региональный орган охраны объявили о завершении деятельности рабочей группы по рассмотрению предмета охраны исторического поселения и направлении материалов этой работы в Минкульт, администрация города Томска решила провести еще одно – так называемое «итоговое» – совещание рабочей группы.

На нем-то и было сформулировано решение: рекомендовать разработчикам проекта рассмотреть возможность исключить из границ исторического поселения территории (кварталы), на которых отсутствуют объекты культурного наследия федерального, регионального значений и видовая связь между исторической застройкой исключаемой территории с объектом культурного наследия на смежных кварталах». Формулировка этого решения принадлежит Владимиру Кореневу.

Чтобы правильно понять его суть, следует иметь в виду, что, с точки зрения наличия объектов культурного наследия, ткань исторического центра Томска является достаточно разреженной. В районах «Болота» и кварталах, сгруппированных вокруг Белого озера, например, нет ни одного памятника – при достаточно высокой концентрации рядовой исторической деревянной застройки. На территориях, прилегающих к Московскому тракту, являющемуся историческим въездом в город, также отсутствуют объекты культурного наследия. В историческом районе «Новая деревня»  — при наличии объектов, несомненно обладающих признаками объектов культурного наследия, также нет ни одного памятника, включенного в реестр. Поэтому, определяя границы исторического поселения, специалисты «Валбэка» ориентировались не только и не столько на наличие памятников, сколько на сохранившуюся историческую планировку и наличие исторической застройки, что привело к тому, что территория исторического поселения оказалась довольно большой — в нее вошла вся территория, регулируемая проектом зон охраны, плюс еще несколько исторических районов, самым большим из которых является район «Новая деревня», расположенный к востоку от ул. Яковлева.

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Дом в историческом районе «Болото»

Фото: Роман Петрушин

Есть такое выражение — ткань городской застройки. В этой ткани городской застройки появляются дыры. Но Томск имеет шансы стать флагманом в России в плане понимания того, что мы, собственно, защищаем. Город получил статус исторического поселения федерального значения, но я бы это называл по-другому. У меня есть предложение, пусть неофициально, называть Томск пространством исторической памяти российского государства. Почему? Потому что, когда вы спорите о границах исторического поселения или решаете вопрос, куда «всунуть» новый торговый центр, это одно. А когда вы будете пытаться урезать границы исторической памяти, то встанет вопрос: «А патриот ли ты своего города и страны?» — считает московский историк архитектуры Сергей Кавтарадзе.

О.В. Лещинер предлагает отказаться от обязательного использования аналогичных строительных материалов при реконструкции ценных градоформирующих объектов

Второе решение было предложено непосредственно на заседании гендиректором «Сибспецпроектреставрации», главой «Архитектурного ателье» Олегом Лещинером. Он предложил отказаться от обязательного использования аналогичных строительных материалов при реконструкции ценных градоформирующих объектов, в том числе построенных из дерева.

В «итоговый» протокол данное решение было включено в следующем виде: «При капитальном ремонте, реконструкции, воссоздании внешних капитальных стен ценных градоформирующих объектов обязательным является использование аналогичных строительных материалов (за исключением случаев капитального ремонта, реконструкции, воссоздания внешних капитальных стен, выполненных из шлакоблока, в отношении которых допускается использование материала, улучшающего показатели несущих конструкций) при условии обеспечения требований технических регламентов пожарной безопасности. В случае невозможности соблюдения требований допускается замена строительных материалов при условии обеспечения сохранности первоначального исторического облика» .

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Олег Лещинер

Фото: с сайта aarch.net

Для правильного понимания смысла этой, на первый взгляд, безобидной поправки следует иметь в виду, что в настоящее время подавляющее большинство томских исторических деревянных зданий не соответствует современным регламентам пожарной безопасности – потому что по современным регламентам противопожарные расстояния между двумя деревянными домами должны составлять не менее 15 метров, тогда как исторические противопожарные разрывы между деревянными домами (в соответствии с которыми они строились) составляли 7-10 метров. Таким образом, по видимости безобидное дополнение Лещинера узаконивает возможный снос любого исторического деревянного здания с последующим возведением на его месте бетонного муляжа, облицованного деревом, под видом «приведения в соответствие с современными регламентами пожарной безопасности».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Инга Первушина: «Мне кажется, что ему врут»

Следует также отметить, что в случае принятия этой поправки она будет противоречить требованиям, установленным местными правовыми актами – проектом зон охраны объектов культурного наследия (регламенты которого запрещают изменение основных строительных материалов при капитальном ремонте и реконструкции объектов ценной историко-архитектурной среды – которые все вошли в перечень ЦГФО) и положению об особом правовом режиме, установленному в отношении объектов деревянного зодчества решением Думы города Томска от 04.02.2014 № 944 (также запрещающем строить на месте деревянных зданий, вошедших в перечень объектов деревянного зодчества, бетонные аналоги). В случае если поправка Лещинера будет внесена в документ, утверждаемый на федеральном уровне, это ослабит силу местных правовых актов. Тем самым будут сняты правовые препятствия для неконтролируемого сноса исторической деревянной застройки в целях строительства бетонных муляжей, внешне воспроизводящих облик снесенных зданий.

Наконец, третье сомнительное решение, которое также было внесено Олегом Лещинером. В ограничения по высоте для всех регламентов, Лещинер предложил уровнять конек и парапет — в результате классическое, принятое по всей стране ограничение «не более определенного количества метров до карниза и не более определенного количества метров до конька» стало звучать «не более определенного количества метров до карниза и не более определенного количества метров до конька (парапета)». Лещинер обосновывал свое предложение тем, что  у некоторых исторических зданий парапет может быть выше карниза. В действительности, это второе якобы невинное уточнение представляло собой попытку «пропихнуть» в регламенты возможность строительства дополнительного этажа за счет плоской крыши, делающей отличие между карнизом и коньком несущественным, но при этом поднимающим визуально воспринимаемый край здания на три метра. 

В случае принятия этой поправки в районах малоэтажной исторической застройки можно будет строить чемоданчики с плоской крышей, которые будут заметно приподниматься над окружающей застройкой (а значит, будет ослаблен смысл установления ограничений по высоте). Стоит подчеркнуть, что эта поправка (если она будет принята) также создаст противоречие между требованиями к регламентам на территории исторического поселения и регламентами действующего проекта зон охраны, использующего в своих ограничениях классическое разделение конька и карниза и вообще не предусматривающего в зонах малоэтажной исторической застройки возведения домов с плоскими крышами.

Указанные три решения вызвали категорические возражения со стороны Томского отделения ВООПИиК, выступившего с заявлением об отказе согласовать итоговые решения рабочей группы и возложившего ответственность за срыв работы по исполнению президентского поручения на городскую администрацию. По имеющимся сведениям, помимо возражений против этих трех решений, ВООПИиК будет настаивать на пересмотре регламентов, установленных рабочей группой применительно к историческому району Болото, на котором рабочая группа не стала устанавливать ограничения по основным строительным материалам. Томское отделение ВООПИиК, напротив,  считает эти ограничения принципиально необходимыми – в целях сохранения традиционной для этого района типологии застройки (деревянной), а также сохранения возможности создания на территории этого района музея под открытым небом.

Суммируем.

Проект границ исторического поселения снова завис. Прямо выступить против вполне определенного указания из Москвы в нынешних политических реалиях, конечно, затруднительно. Однако же до бесконечности затянуть решение вопроса, внося в проект выхолащивающие его содержание поправки, затевая бесконечную бюрократическую канитель — это у оппонентов проекта получается, надо признать, очень неплохо.

Решение вопроса затягивается, разумеется, не случайно. До тех пор, пока границы не определены, у томского строительного лобби развязаны руки. Можно правдами и неправдами втискивать в центр Томска очередной бетонный «чемоданчик», сносить то, что ему мешает, лепить на бетонные новоделы деревянную облицовку, прикрываясь соображениями пожарной безопасности.  Все это прикрывается словами о необходимости развития города, создания современной городской среды и, разумеется, разноообразными реверансами насчет уважения к историческому наследию. 

​ПОДДЕРЖИ ТВ2! 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь