Гостем последнего в этом году прямого эфира Instagram ТВ2 стала депутат городской Думы, руководитель Штаба Навального в Томске Ксения Фадеева. С ней мы обсудили эмоциональную речь губернатора на заседании областной Думы и подвели итоги года. 

Ксения Фадеева: Новая Дума Томска губернатора сильно бесит

Ксения Фадеева

Фото: ТВ2

— Хочу начать разговор с того, что лично меня больше всего возмутило на прошлой неделе. Это заявление губернатора Томской области Сергея Жвачкина в ответ на предложение депутата облдумы Галины Немцевой перераспределить деньги на выполнение функций областного центра. Речь шла о 300 млн рублей. В ответ губернатор заявил, что он может дать эти 300 млн, но тогда заберет 7 млрд рублей, которые идут на финансирование городских школ и детсадов. Наши читатели спрашивают, разве у нас один человек распоряжается областным бюджетом? И может ли губернатор своим решением лишить школы и детские сады части финансирования, которое положено по федеральному закону? 

— Конечно, нет. Во-первых, это гарантированные статьи, а во-вторых, бюджет Томской области все-таки принимает Законодательная Дума Томской области, состоящая из 42 депутатов. Но, к сожалению, там пока большинство единороссов, поэтому губернатор Жвачкин позволяет себе такое хамство. Он прекрасно понимает, что перед ним сидит Галина Немцева и еще несколько оппозиционных депутатов, а остальные – это его однопартийцы, которые всем его странным выпадам только аплодируют. По поводу 7 млрд, если честно, я не совсем поняла. На полномочия областного центра Томск просил всего 300 млн рублей.

— Чингис Акатаев считает, что это была чисто эмоциональная реплика губернатора. Но его слова сегодня в интервью РИА Томск подтвердил и его заместитель, глава регионального департамента финансов Александр Феденев. «Ну, хорошо, область выделит эти 300 миллионов, но тогда город должен взять на себя все полномочия. К примеру, в сфере образования регион обязан обеспечить учебный процесс – выплатить зарплату учителям, закупку учебных пособий и так далее».

– Я все равно не понимаю, зачем они оба это говорят, потому что 300 млн рублей можно было выделить Томску, не отбирая у школ деньги, а, например, губернатор мог бы отказаться от перемещения по области на вертолете. Или от содержания загородной резиденции «Синий Утес», где он отдыхает со своими коллегами и друзьями. Или не тратить на СМИ 120 млн рублей из областной казны. С одной стороны, он с трибуны рассказывает, какой тяжелый был год, как мы все затянули пояса, а с другой стороны, на днях обладминистрация опять объявила закупку на три Nissan X-Trail.

Когда мы говорим о том, что неплохо бы выделить немного больше денег городу, мы предлагаем не у садиков их отобрать, а просто просим сократить свои расходы, к которым вы, конечно, привыкли, но от которых надо отвыкать. Городская Дума сильно изменилась, и в целом, мне кажется, что ситуация сильно изменилась в этом году, но губернатор, видимо, этого еще не понял.

Ксения Фадеева: Новая Дума Томска губернатора сильно бесит

Ксения Фадеева на заседании городской Думы

Фото: Дума города Томска

— Кстати, в облдуме никто даже и не предложил сократить расходы на СМИ, хотя там очень приличная сумма.

— Я думаю, что областные оппозиционные депутаты просто понимали, что об этом бесполезно говорить, что это не пройдет (30 из 42 депутатов – члены фракции «Единая Россия» – прим. ред.). А правящая партия в этом просто не заинтересована.

Это то же самое, что было в городе в прошлом году, когда мой коллега Андрей Фатеев выступал на слушаниях по городскому бюджету по поводу трат на СМИ, хотя там, конечно, более скромные суммы, как и сам бюджет города, и там все депутаты единороссы, в том числе которые есть и в этом созыве, пропустили это мимо ушей и сказали, что это предложение нецелесообразно. А в этом году, когда состав Думы изменился, они, единороссы, и сами предлагали, давайте сокращать расходы на СМИ. В итоге и.о. мэра Михаил Ратнер сам предложил перенаправить расходы на СМИ на ремонт школы. Поэтому в городе ситуация изменилась, а на уровне области пока нет. Губернатор еще не понял просто пока этого.

— Кстати, это было не единственным резким высказыванием губернатора на собрании облдумы. Он еще вас вместе со спикером гордумы назвал «городскими блогерами». Как ты думаешь, отчего так разъярился губернатор?

— Я думаю, что он разъярился, потому что он живет в прошлой реальности. Он типичный путинский чиновник, который привык, что есть какие-то маргиналы-блогеры, которые бегают по митингам и ругают власть, за что их время от времени садят за решетку и штрафуют. А тут произошла такая неприятная ситуация, что мало того, что оппозиционные политики прошли в городскую Думу, так еще и сами городские единороссы стали более публичными, многие, включая и спикера, завели свои телеграм-каналы и позволяют себе иногда даже очень жестко высказываться в адрес областной власти. Конечно, губернатора это бесит. И я сегодня перед эфиром пересматривала его речь на облдуме, и он там не один раз назвал нас городскими блогерами, а раза четыре.

И еще очень смешно он там упрекает и депутатов облдумы и гордумы в том, что они занимаются политикой. Так, добрый день, а чем депутат должен заниматься? Понятно, что есть вопросы округа, но депутаты – это политики. Кто-то более публичный, кто-то менее. Губернатор привык, что перед ним сидит 30 послушных единороссов, у которых нет своей субъектности, нет никаких амбиций. Пришли в Думу хозяева строительных компаний, естественных монополий, такой клуб по интересам. Он лоббируют то, что им нужно, и поддерживают коллег. А гордума сейчас выглядит по другому, и я думаю, что это очень сильно его бесит. От этого и городские блогеры. Как Путин с Навальным – «этот берлинский пациент», «этот блогер», так и Жвачкин не хочет называть нас депутатами Думы города Томска. Ну, какие мы блогеры? Это не то что обидно, а, мне кажется, что это в первую очередь самого губернатора ставит в какое-то странное положение.

Видео: телеграм-канал «Милый Томск»

— Я лично думаю, что главная причина – кампус. В Москве Марат Хуснуллин хвалил Жвачкина, что тот прекрасный строитель, и поручил ему лично руководить строительством студгородка, а в Томске очень многие считают идею строительства на Левом берегу без дополнительного моста и дороги абсурдной. Что ты думаешь по поводу покупки участка земли у Екатерины Собканюк за 600 млн рублей и кампусе на Левом берегу?

— Да, здесь очень много вопросов. Мне еще не понравилось, что губернатор противопоставил, что если вы против покупки за 600 млн рублей земли на Левом берегу, то вы враги студенческого Томска, системы образования в целом и так далее. На самом деле это не так. Никто не против развития научно-образовательного центра. Просто выглядит это странно. Депутат областной Думы, член фракции «Единая Россия» Екатерина Собканюк купила 10 лет назад участок за 24 млн рублей. Ну хорошо, есть инфляция, да, конечно, цена с тех пор выросла, там появился построенный той же Екатериной Собканюк «Северный парк». Но откуда взялась цифра в 600 млн рублей? Вы же ее закладываете в бюджет. Это же не просто какая-то ваша хотелка, желание, которое вы озвучиваете. Вы эту сумму заложили в бюджет. И эта сумма в два раза больше той, которую просили городские депутаты( 300 млн на выполнение функций областного центра – прим. ред.) Т.е. 300 млн нет и нужно стращать, что мы еще и 7 млрд у ваших садиков отберем, а 600 млн на выкуп земли у Екатерины Собканюк, получается, есть. Поэтому мне кажется логичным вопрос, который есть у всех городских депутатов и избирателей, которые в курсе этой ситуации – объясните из чего сложилась эта сумма? Вы же ее не с потолка взяли? Это же не Екатерина Мефодьевна сказала, хорошо бы, если вы мне 600 млн дали. Я думаю, что это все-таки не совсем так работает. Никто на этот вопрос не отвечает. Они говорят, что будет проведена оценка. А почему ее не провели перед принятием бюджета? Ну да, земля могла подорожать в два раза. Ну в три. Но не до 600 млн рублей.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Суд над Иваном Кляйном. Кто такой главный свидетель обвинения Ринат Аминов

И в принципе сама идея строить на Левом берегу небезупречна. Я понимаю, что где-то маячат федеральные деньги. Но у нас уже есть Левобережная дорога. Я когда комментировала речь губернатора в телеграм-канале, я писала про это. Мы со Штабом Навального снимали ролик про Левобережную дорогу, и ТВ2 про это писало, я помню вашу фотографию с елочкой в человеческий рост на дороге, которая выросла там. Мы туда ездили и видели, что дорога просто разрушается. 

— Даже если бы она и не разрушалась, то просто жалко два миллиарда закопанных в землю федеральных денег. Там необходимо было найти 800 млн рублей, чтобы достроить ее. Об этом говорил и бывший мэр Николай Николайчук, и депутат прошлого созыва гордумы Василий Музалев.

— Я, конечно, не строитель и не эксперт, и не претендую на это, но даже мне понятно, что если город идет развиваться на левый берег, то дорога нужна. А губернатор Жвачкин заявляет, что нам эта дорога понадобится лет через 100. Я не понимаю, как там строить кампус без развития инфраструктуры.

Про мост. Пешеходный мост – это, конечно, хорошо. Я была в Тюмени, там есть пешеходный мост через реку. Правда, Тура более узкая, чем Томь, но действительно этот «Тюменский мост влюбленных» любят туристы. Но в Томске кто-то реально считает, что студенты будут ежедневно ходить пешком по мосту через Томь? По ветру, даже не при минус 40, а при минус 20 градусах? Все будут пытаться ездить на машинах, такси, маршрутках. Поэтому нужен, видимо, все-таки еще один нормальный автомобильный мост.

Поэтому пока проект с кампусом выглядит очень абстрактно – деньги дают, надо брать и строить. Как с набережной Ушайки история. Деньги ведь не городские и не областные, поэтому давайте что-нибудь запланируем. За пять лет в центре города построили чудо гранитное, что со вторым участком Ушайки вообще непонятно – когда его достроят, никто не знает. Сейчас там просто склад материалов за забором. У нас должна была быть встреча с заместителем губернатора и главным архитектором Томской области Евгением Паршуто, но вот он заболел и поэтому пока наши вопросы переносятся на январь. 

—​ У меня есть вопрос и по пешей доступности кампуса на Левом берегу. Откуда взялись 30-40 минут пешком? Гугл мэп показывает, что пешком от главного корпуса ТГУ до озера Боярского более одного часа. И еще, конечно, хотелось бы задать вопрос Евгению Паршуто про «надчеловеческий» проект «Томские набережные». Его стоимость оценивалась в 30 млрд рублей, и срок реализации был 30 лет. Прямо как кампус.

— Наверное, нет финансирования и нет реализации этого проекта. На встрече с Евгением Паршуто мы спросим и про это.

—​ Может быть, имеет смысл депутатам как-то донести до заместителя главы правительства Марата Хуснуллина, что у нас уже просто так на Левом берегу 8 лет назад закопали 2 млрд федеральных денег? Вы, когда делали расследование про Левобережку, писали запросы в прокуратуру? В Счетную палату?

— Я сейчас уже точно не помню, мы рассказывали про это несколько лет назад. Это было не расследование, что мы там раскрыли какую-то схему воровства. Нас просто возмутил тот факт, что большой инфраструктурный проект, в который куча денег закопана, заброшен. Пришел губернатор Сергей Жвачкин и сказал, да нам эта дорога через сто лет понадобится, а пока на ней пусть елки растут. 

Ксения Фадеева: Новая Дума Томска губернатора сильно бесит

Заброшенная левобережная дорога

— Кто-то из штаба Навального будет участвовать в выборах депутатов областной Думы?

— Обсуждаем пока. Понимаем, что выборы в городскую Думу можно выиграть своими ногами. Не имея никаких ресурсов, обойти городские квартиры и с минимальным бюджетом победить. Здесь более тяжелая история. Но мы обсуждаем.

— Вот Елена Агафонова пишет: зачем нам областные депутаты, которые не ведут приема избирателей? А что у городских сейчас в связи с эпидемией? Как вы из ситуации выходите?

— Сейчас всем, чиновникам и депутатам, рекомендуют личные приемы вести по телефону. Но, по-моему, это крайне неудобно и выглядит не очень красиво. Потому что, ну слушайте, в маршрутках переполненных люди ездят. У чиновников есть конкретное рабочее место. Можно поставить экран, как везде: в МФЦ, в Сбербанке, в аптеках, в магазинах… Маска, перчатки, санитайзер. Мне кажется, не проблема. Мы ведем у себя приемы лично. Люди звонят, приходят в масках.

— А другие депутаты гордумы?

— Не знаю. Я знаю, что некоторые ведут приемы по телефону. У нас в Штабе Навального просторное удобное помещение. Как остальные – не знаю.

— У нас в следующем году не только в Облдуму выборы, но и в Госдуму. Твоя коллега Елена Ульянова уже заявила, что собирается туда баллотироваться. У тебя таких амбиций нет?

— Опять же, обсуждаем. Я сейчас не лукавлю. Правда, идут бурные дискуссии. Дело в том, что партию нам не регистрируют. Уже девять раз не регистрировали. Если идти в Госдуму, нужно собрать 12 тысяч подписей. Причем Томская область разделена на 2 округа, и город тоже. 12 тысяч подписей надо собрать в двух районах. Это очень тяжело и дорого. Более того: законодательство ужесточилось, достаточно 5 процентов брака, чтобы все забраковать. Это очень дорого. Если бы у нас была партия, нам точно не надо было бы собирать подписи в областную Думу, потому что мы выиграли на выборах в городскую. И если бы хоть кто-то, хоть один наш однопартиец победил на выборах в регионе, никому из нас не пришлось бы собирать подписи для выборов в Госдуму. Вот поэтому партии у нас и нет.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как должен выглядеть исторический центр Томска. Предложения архитекторов

— Непосильная задача?

— Тяжело.

— Следом спрашивают, не собираешься ли ты баллотироваться на пост мэра?

— Нет, точно нет (смеется).

— Про обращение в СК по поводу отравления Навального. Ты всем депутатам предлагала его подписать или только независимым? Как реагировали?

— У нас, у депутатов, есть чатик в вотсапе, как и у всех в России, кажется. Его создал аппарат Думы. Там разные объявления делаются. Так депутат Владимир Самокиш туда кидал предложение подписать поручительство за мэра Кляйна, так и я туда скинула сообщение, что буду отправлять Бастрыкину такое письмо и прошу, независимо от отношения к Навальному,  его поддержать. Такое достаточно нейтральное письмо. Депутат Еремин в чатике согласился его подписать и написал мне в личку. И еще у независимых депутатов есть чатик в телеграме. Я туда скинула письмо. И там тоже были те, кто подписал. Я не ходила по депутатам с этим обращением. Какой смысл человека к стенке прижимать? Зачем ставить человека в неловкое положение, если он не хочет подписывать или опасается…

Ксения Фадеева: Новая Дума Томска губернатора сильно бесит

Ксения Фадеева с Алексеем Навальным

— Еще по поводу отравления на неделе было обращение Владимира Милова к сотрудникам отеля «Ксандер». А вы пытались с сотрудниками отеля поговорить, о чем-то их расспросить? Кстати, кто «Ксандер» посоветовал?

— Нет. Мы не пытались. Насколько мне известно, там со всеми сотрудниками была проведена беседа о том, что ни с кем обсуждать случившееся не нужно. Мы к «Ксандеру» никакого отношения не имели, как и к планированию поездки вообще. И не знали, где они будут жить. Когда команда Навального приехала в Томск, они сообщили, что приехали, подъезжайте, мол, к такому-то отелю.

— В связи со случившимся нет ли у тебя опасений за свою жизнь и здоровье?

— Нет. Я просто стараюсь не думать об этом. Это с ума можно сойти, если постоянно думать об этом и бояться. В целом, конечно, результаты проведенного расследования даже меня потрясли. Мы привыкли видеть наглость и хамство в воровстве, в коррупции, в дворцах, в яхтах. Но это какой-то другой уровень. Впрочем, до этого был Немцов, а раньше Политковская. Были другие заказные убийства. В принципе, мы понимаем, с кем имеем дело. Нас, конечно, еще 20 августа все потрясло, потому что не было сомнений, кто именно за всем стоит. Но когда тебе настолько конкретно, с именами, фамилиями, голосами, показывают, это производит впечатление.

— Тебя чуть было не избрали спикером гордумы. Насколько ты была к этому готова?

— Я этого изначально не планировала. Мы видели, что Дума оппозиционная, но понимали, что системные партии за кандидата от Штаба Навального навряд ли проголосуют. Да я и сама не очень хотела. Есть работа в Штабе. А спикерство предполагает постоянную работу в Думе. Поэтому были договоренности с коммунистами насчет компромиссной фигуры. Но когда в 12 часов ночи узнали, что кандидата от коммунистов не будет, было странно отказаться от борьбы вообще. Поэтому ребята попросили меня поучаствовать.

— А реально ты не была готова возглавить Думу?

— Как сказать. Не думаю, что я бы не справилась. Справилась бы. Понятно, что у меня были бы проблемы в коммуникациях с тем же губернатором. Я слабо себе представляю, как я, в отличие от Чингиса Акатаева, ему звонила бы в случае чего. Но, с другой стороны, возможно, это была бы проблема губернатора, а не моя. В общем, для меня бы не было катастрофой избрание и точно не стало катастрофой неизбрание.

— А как складываются отношения со спикером гордумы Чингисом Акатаевым?

— Нормальные рабочие отношения. Конфликта нет никакого. Он может ко мне обратиться, позвонить по какому-то вопросу, я – к нему.

— Ты была одним из немногих депутатов, подписавших поручительство за Ивана Кляйна. Как считаешь, почему с ним так жестко обошлись?

— Мне очень много пришлось оправдываться за это поручительство. Владимир Самокиш, когда предложил подписать, мы с Андреем (Фатеевым – ред.) подписали, еще несколько депутатов. А вот единороссы, мягко говоря, не все подписали. Для меня это просто обозначение позиции, что нельзя человека, обвиненного в экономических преступлениях, сажать за решетку. Объективно он не представляет общественной опасности. Его не  обвиняют в грабежах, убийствах, изнасилованиях, терроризме. На свободе этот человек не опасен. Не причинит никому вреда. Сбежать? Мэр, известный городу человек, куда он сбежит? В болото Васюганское побежит? Границы в конце концов закрыты. Это похоже на какую-то расправу, честно говоря. Может быть, предприниматели обиженные поучаствовали, может быть, силовики захотели звездочки на погонах. Я не говорю о виновности-невиновности Кляйна. Я не юрист, чтобы это оценивать. Но это вот… В наручниках вывели, группа в масках, посадили в СИЗО. Выглядит как желание показать, кто хозяин. Третий мэр в городе. При этом абсолютно лояльный человек. За поправки в Конституцию, за закон Димы Яковлева, митинги запрещал. Когда Навального пытались привезти в рамках президентского турне, ни один митинг не согласовал и сказал, будь моя воля, вообще запретил бы ему по стране ездить. Когда Собчак в город приезжала – по ней проехался. То есть он – часть системы. И это его не спасло. Грустно это все. Человек не очень молодой, не очень здоровый. Не понимаю, почему его нужно держать в СИЗО.

— Теперь блиц-итоги. Надо отвечать коротко и быстро. Самое глупое политическое высказывание года?

— Трудно сказать. Для меня, как и для многих, главным событием стало отравление Навального в Томске и вся свистопляска с враньем, которая последовала потом. Окей. Пусть это будет Маргарита Симоньян, которая сказала, что рафаэлку надо было вовремя съесть.

— Человек года?

— Не буду никого из политиков называть. Пусть это будет средний врач, который ежедневно боролся с ковидом.

— Главное личное достижение в этом году?

— Наверное, победа на выборах.

— Самая большая радость? Тоже победа на выборах?

— Нет. История с Навальным, когда мы поняли, что он выживет и все будет хорошо.

— Самое большое негодование?

— Да их столько было. Такой год. Наверное, последние законы, которые сейчас принимаются. Понятно, что и до этого… И отравление Навального, и общее закручивание гаек: все это ничего, кроме возмущения, не вызывает.

— Поскольку последний эфир в этом году, надо поздравить томичей и что-то им пожелать.

— Я желаю всем классно отдохнуть на новогодних каникулах. Все ждут, когда закончится 2020 год, а я думаю, что в следующем году будет еще хлеще, еще жестче.  В плане политики уж точно. Потому – всем отдохнуть, побыть с родными и близкими, набраться сил для следующего года. Всем нам желаю здоровья и свободы в следующем году.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь