Согласно последним данным, за год в Томской области закрылось 1814 (3,4 %) предприятий. Эксперты говорят, что больше половины из них закрылось из-за пандемии коронавируса.  Часть предпринимателей перешла в категорию самозанятых. Наиболее пострадавшие отрасли — туризм и развлечения. 

Игра на выживание: как повлияла вторая волна пандемии на томский бизнес

Некоторые из культурных пространств, как и ночные заведения Томска, закрыты. Согласно распоряжению губернатора Сергея Жвачкина, ночные заведения имеют право работать только до полуночи. Такой режим работы, как рассказал один из владельцев культурного пространства «Flat», предприниматель Алексей Будников, им не подошел. «Flat» окупался за счет работы бара во время проведения различных мероприятий. Культурное пространство открылось в мае прошлого года и проработало всего год. В апреле 2020-го  пришлось приостановить свою работу.

Игра на выживание: как повлияла вторая волна пандемии на томский бизнес

На фото Алексей Будников

«Моя основная деятельность, которая помогает мне зарабатывать на жизнь, никак не связана с культурой. Я работаю в сфере поставок расходных материалов по Сибири. И в какой-то момент возникла идея организовать пространство, которое можно было предоставить нашим друзьям, знакомым и просто интересным людям для того, чтобы они могли доносить свое видение в какой-либо сфере. Мы проводили разноформатные вечеринки, где играли разные команды не только Томска, но и других городов. Концерты проходили под кураторством музыкального критика Александра Арляпова. Он же вел и киноклуб. Другой человек — Валерия Новицкая — курировала галерею «Локус». Еще была небольшая библиотека».

Игра на выживание: как повлияла вторая волна пандемии на томский бизнес

Фотография с одного из мероприятий культурного пространства "Flat"

Фото: vk.com/flat.tomsk

Алексей говорит, что официально они не закрывались, только приостановили работу. Арендодатель, бизнес которого тоже связан со сферой развлечений, пошел им на встречу и устроил «арендные каникулы». Продолжают платить, сказал Алексей, только коммунальные услуги.

«Открыться мы не можем, работать нелегально, из-под полы, не будем. Работать, как все другие заведения, до 12 ночи мы тоже позволить себе не можем, так как главная составляющая культурного пространства «Flat» — работа бара. Открываться как киноклубу или галерее тоже нерентабельно. Этим не заработаешь. Государство выделило нам только 15 тысяч на дезинфекцию, и все. Поэтому мы и не здесь, и не там. Площадка стоит, площадка укомплектована, но сейчас все на паузе. Нам повезло, наш арендодатель пошел нам навстречу и, можно так сказать, дал нам арендные каникулы. Мы оплачиваем только коммунальные платежи».

Алексей повторил, что проект «Flat» не основной источник заработка. Когда подвернулось хорошее помещение, то решили сделать что-то интересное для Томска. Получилось как получилось, резюмировал Алексей.

«Параллельно у нас есть другие проекты, которые не связаны с основной деятельностью. Например, реставрация домов. У нас есть аккаунт в Инстаграме domwood_tomsk, и мы восстанавливаем уже второй дом. То есть и то, и другое все-таки для нас больше хобби. И мы работали над культурным пространством «Flat», пока была возможность. Теперь возможности нет, и мы активно переключились на другое».

Еще одна пострадавшая от карантина отрасль – выездной туризм. Даже открытие на небольшое время российских городов и западных стран не спасает. Турфирмам пришлось сильно сократить расходы, перейти в онлайн и уговаривать своих клиентов перенести свои поездки на год или поехать в другое место отдыхать. Сотрудница турфирмы «Графт Тур» Марина Лирмак рассказала, что сейчас стало сложнее, чем тогда, в марте, когда был объявлен первый локдаун. Тогда была надежда, что все продлится максимум полгода, и некоторые сотрудники турфирм имели финансовую подушку, чтобы продержаться какое-то время.

Игра на выживание: как повлияла вторая волна пандемии на томский бизнес

Марина Лирмак

«16-18 марта мы начали вывозные рейсы туристов в Россию. Это был треш и ад. И он продолжался, пока всех не вывезли. В апреле оставалась еще какая-то бумажная работа, а уже в мае и июне работы не было совсем. Никто никуда не летал. В июле «открылись» Сочи и Крым, в августе — Турция. Мы в марте еще стали уговаривать своих туристов не забирать свои деньги, а попробовать перенести свои поездки на год вперед. Когда стало возможным куда-то летать, мои, например, туристы вместо Испании полетели в Крым».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Суд над Иваном Кляйном. Кто такой главный свидетель обвинения Ринат Аминов

Марина говорит, что в ее турфирме первым делом им пришлось сократить все расходы. Сразу перестали заказывать рекламу, договаривались о снижении платы за аренду офиса, перешли на онлайн. Встречи были единичными, и только при острой необходимости, например, что-то нужно было подписать. Только налоги не переставали платить. Решили, что не будут пользоваться так называемыми налоговыми каникулами, так как налоги все равно никуда не исчезнут, а заплатить за все месяцы придется сразу. Так и продержались несколько месяцев. На «своем жирке».

Но сейчас совсем тяжело стало. Тогда, при первом локдауне, мы не понимали, насколько это все долго. Думали, что, может, месяц, два, три, максимум, полгода. И что осенью мы полетим и во Вьетнам, и в Таиланд. Тогда это был шок и решение каждодневного форс-мажора. Решали вопрос с возвратом билетов и отмены брони гостиниц. Авиаперевозчики деньги же не возвращали, предлагали ваучеры, которыми можно было воспользоваться в течение трех лет. Гостиницы вели себя тоже по-разному. Кто-то возвращал деньги, кто-то нет. Массово стали возвращать, когда опять разрешили летать на отдых. Государство же особо нам никак не помогло. Разово выделило по 12 тысяч на каждого работника, и все. Знаю, что Сбербанк давал всем возможность взять беспроцентную ссуду при выполнении определенных условий, например, не увольняешь сотрудников. И это касалось всех пострадавших отраслей.

Марина отмечает, что кое-кто из коллег закрылся до марта 2021 года. Поэтому сейчас приходится работать в адских условиях. Все стали жаловаться, что клиентов мало. Хотя сейчас и открыли некоторые направления, проблем меньше не стало. Трудности возникают и при бронировании гостиниц, и при покупке билетов на рейсы. Да и люди в тот же Сочи вполне могут самостоятельно поехать.

«Вот сейчас начали летать в Эмираты из Новосибирска. А Росавиация дала разрешение только компании «S7 Airlines». А как ты билеты на эти рейсы будешь продавать? И турист тебе говорит: вот другое агентство продает. И как ты ему объяснишь? Если ты не продашь, у тебя не будет дохода. Продашь — потом у тебя будут проблемы, потому что он не полетит. А когда дадут разрешение, непонятно. В Сибири пока разрешение не получили, все летят через Москву. Или еще у коллег ситуация была. Когда все рванули в Сочи, то отели ввели систему овербукинга. То есть перебронировки. На одно место было и по две, и по три брони. Кто первым прилетел, того и тапки. Естественно, туристы звонят менеджеру, который их отправил, а менеджер все уже оплатил туроператору. И начинаются долгие разборки и истерики».

Игра на выживание: как повлияла вторая волна пандемии на томский бизнес

Марина Лирмак не уверена, что продолжит заниматься туризмом после Нового года. Работа в туризме была любимой, она посвятила ей несколько лет. Но «жить надо здесь и сейчас», и, возможно, скоро ей придется сменить сферу деятельности.

Томский бизнес-омбудсмен Валерий Падерин  рассказал, что в марте, когда начались карантинные меры, частота обращений к нему увеличилась на 30 %. Все обращения требовали быстрой реакции и мгновенного решения. Бывало и так, что проблема решалась в течение одного дня. «Горячая» линия уполномоченного стала действительно горячей. 

Игра на выживание: как повлияла вторая волна пандемии на томский бизнес

«Вначале, когда объявили о начале нерабочих дней, самый главный вопрос был: может ли моя организация работать? Люди были в растерянности. Второй вопрос: как должна выглядеть справка с работы, которая позволяла перемещаться по городу. Потом – какая из областей относится к пострадавшим. И на какие меры поддержки предприниматель может рассчитывать. С 13 апреля разрешили работать парикмахерским, саунам, бассейнам  и другим заведениям бытового обслуживания. Но с определенными условиями – уведомить администрацию региона о начале работы. Тут тоже возникал вопрос: каким образом это надо делать? Второе требование, которое должны были выполнить организации: обеспечить санитарно-гигиенические условия. В любой парикмахерской клиент заполнял бумажку: болел или нет, сдавал тест или нет. И сразу пошли вопросы: в какой форме подавать этот вопрос».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Год пандемии: Какие новые кафе и рестораны появились в Томске?

В мае характер обращений изменился, говорит Валерий Падерин. Предпринимателей интересовало, на какие меры поддержки они могут рассчитывать. Безвозмездные субсидии, беспроцентные кредиты, отсрочка по арендплате или на налоговые каникулы. 

«Остро стал вопрос о том, к какой предпринимательской деятельности себя относить. Потому что от этого зависело, может ли предприниматель вообще получить помощь как представитель пострадавшей области. До эпидемии люди довольно халатно относились к тому, к какому виду (коду) экономической деятельности относить свое предприятие. Потом оказалось, что от того, какие цифры записаны, зависит выживание. Бывали случаи, когда предприниматель указывал не тот набор цифр. И приходилось прилагать много усилий, чтобы изменить коды. И в результате этого в два с половиной раза возросло количество предприятий, которые могли претендовать на помощь от государства.  Еще один блок обращений был связан с особенностью нашего города. Наш город – город-вуз. И очень много тех, кто обучал в различных НКО. Почти всегда меры поддержки формировались для коммерческих организаций, и поэтому тем, кто занимался повышением квалификации, было сложно ее получить. Например, автошколы. Они имели право работать только дистанционно, а как дистанционно обучать вождению автомобиля. Теорию еще можно рассказать. Мы пытались добиться разрешения очного преподавания».

Уже в июле томскому бизнес-омбудсмену стали писать заявления, которые были не связаны с карантином. Это проверки контрольных органов, аренда и выкуп муниципального имущества, обжалование административных штрафов. Кроме того, были внесены несколько изменений в законодательство: ЕНВД (Единый налог на вмененный доход – прим. ред.), маркировка товаров и налог на недвижимость по кадастровой стоимости. Сейчас, отмечает Падерин, это основные темы для разбирательств и помощи предпринимателям.

Но пандемия все равно остается, так как пришло время возврата тех мер поддержки, например, беспроцентного кредита. Срок отсрочек, которые были предоставлены весной, заканчивается. Мы сейчас работаем над тем, чтобы либо предпринимателям дали еще время, либо вообще освободили от кредитов и налогов. Дайте предпринимателям выжить в это время. В последнее время вспоминаю слова одного французского просветителя: те, кто устанавливает непомерные налоги, рискует потерять и налоги, и тех, кто их платит.

Валерий Падерин рассказал и о положительных решениях, которые приняли власти города в период карантина. К ним причислил огромный перечень товаров, которые были признаны товарами первой необходимости. Это помогло выжить небольшим магазинам и торговым центрам. За торговые центры, отметил томский бизнес-омбудсмен, бились отдельно.

«Хочу еще сказать, что наши предприниматели очень часто выбирали стратегию, исходя из своих эмоций. Как я могу уволить своих работников, мы же одна семья. У всех была надежда, что в течение трех месяцев все закончится. С прагматичной точки зрения, лучше было все закрыть, сократить расходы и что-то попытаться сохранить. Но, как оказалось, те, кто пытался сохранить коллектив, даже выиграли».

Однако пока главный вопрос, когда закончится режим ограничений и можно будет спокойно ходить на вечеринки и другие культурные мероприятия, а также выезжать в любую точку мира, остается без ответа. Многие бизнесмены сейчас перед нерадостным 

выбором. Сохранять убыточный бизнес, которому отданы годы жизни, копить долги в надежде на лучшее? Уходить, если есть возможность, в менее затронутые кризисом сферы? Просто закрываться? Простых решений не будет. И надеяться приходится, в основном, на себя.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь