В томской городской Думе появились независимые депутаты, и сразу появились политические споры. Если раньше все инициативы из мэрии или обладминистрации дружно поддерживались большинством из «Единой России», то сегодня даже члены этой партии порой руководствуются здравым смыслом. Так, депутаты гордумы дружно забанили инициативу об отмене выборов мэра Томска и дружно высказались против передачи градостроительных полномочий в область. С депутатами стало интересно общаться и обсуждать городские проблемы. Что мы и делаем раз в неделю. Гостем проекта #ТВ2вопросыдепутату в Instagram стал Евгений Каверзин. Многие томичи знают Евгения по работе на радио «Сибирь» и в компании «Чистый мир», которая занимается раздельным сбором мусора.

Евгений Каверзин: Без какого-то интереса властей ничего не делается

Евгений Каверзин

— Евгений, хочу начать разговор, с того, что меня разозлило и мне надо об этом с кем-то поговорить. Многие из депутатов, и вы в том числе, завели свои телеграм-каналы. Появилось информационное поле, которое создают городские депутаты, и тут вдруг появляется телеграм-канал, который начинает совершенно по-хамски мочить независимых депутатов. Сразу вспомнила, как ТВ2 системно хейтили анонимы, когда телекомпанию власти решили уничтожить. Как вы к такому относитесь в соцсетях? Воспринимаете как мусор? Или как предупреждение – не лезьте, мол, ребята, куда не надо?

— Поскольку когда-то раньше тоже был журналистом, то я понимаю, что сейчас от нормальной журналистики мало что осталось. К сожалению. И главное сейчас для многих – это просто поймать хайп. В Томске появилась непредсказуемая городская Дума, и на этом люди хотят как-то раскрутиться, набрать себе подписчиков. Вы же знаете, что если у вас есть аудитория, то найдется тот, кто захочет ее купить и разместить рекламу.

— В публикации меня взбесила откровенная грязь. Мне интересно, как вы к этому относитесь и касалось ли это лично вас?

— Да, конечно, по мне тоже там проходились. На моей страничке во ВКонтакте нашли, что я подписан на группу по медитации с мухоморами на аватарке, что увлекаюсь йогой. Ну, как к этому относиться? Наверное, как к данности. Прошлись и прошлись. У каждого человека есть право выбирать – он смотрит это или не смотрит. Интересно ему читать всякую фигню или нет.

Мы пришли в Думу, чтобы защищать интересы людей, и стараемся заниматься этим.

—​ Томск опять в мировой информационной повестке. Я о расследования The Insider и Bellingcat. Названы имена тех, кто летом пытался отравить Алексея Навального. Группа депутатов Питерского Законодательного собрания обращается по этому поводу в Следственный комитет с требованием уже наконец возбудить уголовное дело о покушении на жизнь политического деятеля. Предлагает то же самое сделать и коллегам в регионах. Не думаете, что томским депутатам стоило бы написать обращение в СК? Особенно учитывая, что это все в нашем городе случилось?

— Да, конечно. Ксения Фадеева, руководитель Штаба Навального в Томске, уже пишет это обращение и всем депутатам дает возможность, кто решится, подписать его. Это личный выбор каждого.

— Вы подпишете?

— Да. Потому что я считаю, что жизнь другого человека священна. Личность Навального это или нет, не имеет значения. Я против убийств как людей, так и животных. Каждый должен приходить в этот мир и уходить сам. Я никогда не охотился, на рыбалку ходил дважды.

—​ Кстати, как вы считаете, вам помогло «Умное голосование» Алексея Навального стать депутатом гордумы?

— Конечно, помогло. Как можно это отрицать, если это свершившийся факт. Я сделал все, что смог. Но люди больше из протестного настроения пошли и проголосовали за меня. Да, мы в «Чистом мире» использовали тот ресурс, который у нас был. Да, я бегал по своему округу, работал с людьми. Но я не профи в политике, поэтому старался сделать все, что от меня зависит, как говорится, чтобы «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

Евгений Каверзин: Без какого-то интереса властей ничего не делается

— Ваше имя многие томичи знали по компании «Чистый мир», которая занимается сбором и переработкой пластика, и еще больше томичей узнало о вас во время борьбы с мэрией. Расскажите, как сейчас живет ваша компания, в полном ли объеме вам удалось восстановить свой бизнес?

— Сеток осталось немного, к сожалению, 150. Это очень сложный кропотливый бизнес. Если ты не берешь деньги с людей, не везешь мусор на полигон, то это не очень прибыльно. Нам пришлось даже обратиться с просьбой проспонсировать установку сеток.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Два Ивана. Апрель 2008 — апрель 2014. История одного социального проекта ТВ2

—​ Да, я видела на одной из ваших сеток предложение стать спонсором сбора раздельного мусора. Как много томичей поддержали эту идею?

— Большое спасибо томичам за то, что они помогают нам и участвуют в раздельном сборе мусора. Что они хотят сделать город чище. Мы третий город в России по численности людей, которые занимаются разделением мусора. Третий после Санкт-Петербурга и Москвы. Но, к сожалению, пока мы не в состоянии расставить одну или две тысячи сеток в городе, чтобы этот раздельный сбор мусора не был нам в убыток.

— Люди пишут нам в комментариях, что спонсировать один из самых прибыльных бизнесов – это смешно.

— Но, если это суперприбыльный бизнес, то, пожалуйста, приходите и занимайтесь им. Это замечательно, сидеть и считать чьи-то деньги и ничего не делать самому.

— Наверное, люди путают раздельный сбор мусора и вывоз твердых коммунальных отходов (ТКО) на полигон.

— Те, кто занимается ТКО, тоже плачут и говорят, что им не хватает денег. Я председатель комиссии в Думе, которая пытается понять, что происходит в нашем «Спецавтохозяйстве». У нас впереди глобальное изменение территориальной схемы сбора мусора, и непонятно, к чему это все приведет. Сейчас никто не знает, что будет с САХом.

Евгений Каверзин: Без какого-то интереса властей ничего не делается

Сортировка мусора в компании "Чистый мир"

— То есть тот, кто вас вытеснил с рынка, может сейчас пострадать?

— Пока мы этого не понимаем. Но вроде бы в Томск пытается зайти московская компания. Все хотят сесть на тарифы. Михаил Анатольевич (Курилов, директор САХа), который пришел на эту комиссию, он тоже говорил, что все очень плохо и что им нужен тариф побольше. А компания «Чистый мир» работает без тарифа вообще.

— А как устроен ваш бизнес? Что значит без тарифа? Вот вы собрали пластик… На чем зарабатываете?

— На раздельном сборе. Привезли к себе. Разобрали. Стеклянную бутылку к стеклянной бутылке. Алюминий к алюминию. Жестяную банку к жестяной банке. Полиэтилен к полиэтилену. Причем это надо рассортировать еще и по цвету.

— Стекло зеленое к зеленому?

— Точно. Белое к белому. Коричневое к коричневому. И создав определенный объем, к примеру, 20 тонн – вы можете это отгрузить. И у вас всегда нехватка оборотных средств, потому что материал копится, пока его не отгрузишь. Некоторые материалы при этом копятся очень долго. В общем, те люди, которые говорят, что это самый прибыльный бизнес, пусть занимаются этим.

— А если это такой трудный бизнес и неприбыльный, зачем вы им занимаетесь?

— Стоит вопрос о том, чтобы закрыть. Честно вам говорю.

Евгений Каверзин: Без какого-то интереса властей ничего не делается

Сетки "Чистого мира"

Фото: Юлия Корнева

— Сетки уберете, и что тогда у вас останется?

— Останется компания «Чистый мир», которая занимается промышленными отходами. А все, что  связано с раздельным сбором мусора, возможно, придется закрыть. 28-34 тысячи рублей, что мы получаем от сеток, не хватает даже, чтобы аренду закрыть в 75 тысяч.

— У вас 150 сеток, а сколько нужно для рентабельности?

— Минимум 250-300 сеток.

— Еще вопрос. Люди не все знают, что пластик надо сдавать чистым. Что происходит с грязным пластиком?

— Если честно, стараемся не выкидывать. Накапливаем. Его не огромный объем. Но в конечном счете то, что совсем грязное, нам приходится, к сожалению, отправлять на полигон. Нет у нас пока способов это очищать. И мы пытаемся объяснить людям: не пожалейте минуту и сполосните стаканчик из-под сметаны. А мы гарантируем, что он никогда не попадет на полигон. 

— Сейчас все больше в городе цинковых контейнеров появляется. К цинковым некрашеным столбам добавка. Ощущение, что какие-то детали облика города вообще никого не заботят…

— Обликом города нужно заниматься. Облик – это целое искусство. И когда начинаешь этим заниматься, понимаешь, насколько непросто и непрозрачно все у нас в городском хозяйстве устроено. Почему нельзя сделать все прозрачным? Прозрачность – условие развития города. Если ты понимаешь, что у тебя есть пять рублей и ты их  потратишь сюда и сюда  безо всяких дополнительных отягощений, ты их потратишь. А когда появляются какие-то дополнительные условия, рубли эти до места никогда не дойдут. 

— Сейчас есть надежда. Что в  городской Думе появились люди, которые могут задать необходимые вопросы…

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Людям глобально не хватает веселья»: в Томске прошел аналог Монстрации. Полиция задержала его участников

— Мы пытаемся спрашивать. Даже единороссы сейчас начинают понимать, что люди – основа города.

— К теме прозрачности. Когда шла война с вашими сетками, вы проследили и выяснили, что Спецавтохозяйство вывозит пластик просто на полигон. Был ролик, снятый в ночи. Чем все закончилось? Или не закончилось. Кто-то понес ответственность?

— Когда убирали наши сетки, рассказывали, что компания «Чистый мир» непрозрачна. Что она неправильно ведет бизнес. Что это мошенники, которые мусор везут в  лес. У меня этот бизнес как раз начался, когда я с ребенком по лесу проехался и увидел, насколько он захламлен. Чтобы везти в лес, надо быть совершенно конченым человеком. А нас именно в этом обвиняли. А когда прокуратура практически ничего не нашла у нас, тогда Иван Григорьевич сказал: а может быть, позволим все-таки «Чистому миру» что-то делать? А восемь месяцев мы работали в полный убыток.

— А конкретно тот случай никакой правовой оценки не получил?

— Даже когда у нас  незаконно сетки убрали, никакой правовой оценки не было. 

Евгений Каверзин: Без какого-то интереса властей ничего не делается

Фото: ТВ2

— Другой случай. Мы про него писали. Ларинский заказник. Чем там закончилось?

— О-о… это вообще история. Ничем не закончилось. Три года судимся. Все круги, которые можно было пройти, мы прошли. Все круги. Пока участок у нас. Мы его очистили. Но пользоваться им не можем. Мы хотели там все сделать образцово-показательно. Но это не нужно властям. Там пришел новый глава района Егор Пшеленский. Ему указывают сверху, что с нами не надо работать. Тупик. Без какого-то интереса властей ничего не делается.

— Сейчас создана комиссия по САХу. Вы ее возглавляете. Можете объяснить, что происходит? Вроде была мусорная реформа. Прошла. А сейчас опять какой-то передел рынка. Это что? Продолжение мусорной реформы? Про каких-то Ротенбергов говорят, которые сюда приходят. Что случилось? Почему снова обсуждаем?

— А потому что непонятно что будет с САХом.

— А почему непонятно?

— А потому что, если придет другой региональный оператор, неясно, как он себя поведет.

— А почему придет другой региональный оператор?

— А потому что есть заинтересованность нашего главнокомандующего в области. Договорились с московской компанией.

— С какой? За которой Ротенберги стоят?

— Да.

— А  главнокомандующий – это наш губернатор Сергей Жвачкин…

— Да. Вместе с Кнорром (заместитель губернатора Томской области).

— А я вот не понимаю. САХ жалуется, что для них мусор убыточный. А вот приходят Ротенберги, и для них мусор прибыльный. Почему так? Почему они рвутся захватить этот рынок?

— Чтобы субсидии получать федеральные.

— А САХу не полагается?

— Полагается. Но сколько там они получают, не могу сказать, не являясь сотрудником САХа. Вот комиссия и изучит, что происходит на самом деле. Попробуем разобраться в инфраструктуре. Выясним насчет субсидий порядка 300 млн. Куда они ушли. А московской компании сказано зайти. Потому что есть договоренности. И ее заход ничего хорошего САХу не сулит. Стопроцентно.

— А куда денется все, что есть у САХа? Мусоровозы там и прочее…

— В этом и вопрос. У нас попросили 60 млн, чтобы купить САХу машины. Мы задали вопрос – зачем? Если приходит новый оператор. Зачем покупать сейчас машины, которые впоследствии непонятно куда уйдут.

— Тут личный вопрос: как вам работается депутатом гордумы? Не жалеете, что пошли? Много ли заявок от граждан?

— Запросов много. Ни одного не игнорируем. А насчет как работается и не жалею ли я… Честно говоря, в первый месяц жалел. Думал, зачем ввязался. И так времени нет. Сейчас стало попроще чуть-чуть, кое-что перераспределили. Раз я пришел уже – надо  какой-то след после себя оставить, решить какие-то проблемы.

— Еще один городской проект – студенческий кампус на левом берегу, который сейчас бурно обсуждается. Есть у вас насчет этого мнение?

— Такое ощущение: есть бюджет, и все его пытаются освоить. А надо ведь от потребностей идти. Если у университетов есть потребность в кампусе, то у них есть и огромные бюджеты. Пусть выходят на область и обсуждают. Я вот думаю, что пока такой необходимости нет. Откуда эти 20 тысяч новых студентов появятся? Кто сказал, что они будут? 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь